?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

Унесенные ветром... Часть 1. Дрожь земли

Унесённые ветром... Часть 2. Незнакомка Айрин

Унесенные ветром... Часть 3. Особенности национальной противоураганной обороны

Новый день начался под знаком гадания на ромашке: состоится или не состоится свадьба Оли и Мишеля. Наверное, каждый тихо молился про себя, какому-то своему богу, или удаче, или судьбе. Нескончаемый новостной поток только нервировал и вводил в заблуждение. Сначала мы, накрывшись одеялами, готовились встретить удар стихии ночью. Весь вечер субботнего дня гром и молнии раскалывали небо пополам. Дождь нельзя было назвать ни дождем, ни ливнем – это было что-то невероятное и настолько мощное, словно сотни Ниагарских водопадов упали одновременно, словно прорвало тысячи дамб. По телевизору с периодичностью в 10-15 минут передавали репортажи нью-йоркских корреспондентов с места события. Кто-то в рыбацких сапогах до самого основания ног, кто-то практически в скафандрах, смешных и дутых, кто-то облачился в подобия водолазных костюмов и все они стояли по щиколотку, или выше, в воде и радостные, улыбающиеся, орали в микрофоны, пытаясь перекричать завывающий ветер, и рассказать о том действе, которое разворачивалось вокруг них. Прямой эфир был доступен почти из каждого района города, но казалось, что все сюжеты снимались на какой-то одной и той же улице, настолько темнота и непогода обезличили окружающий мир.

Через пару часов после начала грозы, уровень воды в городе поднялся очень сильно. В нижней части Манхеттена Гудзон уже вступил в свои права и, поравнявшись с набережной, хлынул в близлежащий маленький и уютный Бэттери Парк.

Не обошлось и без чудачеств отдельных ценителей острых ощущений: странные молодые люди стали то тут, то там появляться в прибрежных зона, на пляжах вдоль океана. Ничего особенного они не делали, а лишь спокойно, со смиренным и блаженным видом садились, сложив ноги по-турецки, в том месте, где вода встречается с песком. И как рассказал один любопытствующий репортер, поинтересовавшийся целью их пребывания в столь опасных условиях, эти люди действительно, в прямом смысле слова, пришли посмотреть на волну. А если быть совсем точной, то на волну они смотрели исключительно в перерывах между ударами этих самых волн об их головы и лица, преисполненные религиозным, или каким-то ещё высшим трепетом. Два других смельчака проявили себя более активным образом. Действуя по принципу "лишь смелым покоряются моря", не предаваясь долгим раздумьям, они спустили в воды Гудзона каяк и отправились, так сказать, в открытое плаванье. Ещё через короткий промежуток времени прекрасная лодка любви и дружбы перевернулась, увлекаемая бурлящим потоком, и следующие два часа городская служба спасения наперекор стихии вылавливала в разных концах реки нерадивых гребцов. К счастью, намного чаще, чем нам кажется, судьба снисходительна к наивной и непосредственной человеческой глупости: взволнованных молодых людей целыми и невредимыми доставили на берег. На изумленные и недоумевающие вопросы они отвечали очень просто: "Вода всё равно была бы везде! Вот мы и пересели в лодку..." С таким аргументом, конечно, трудно поспоришь.

Между тем, информация постоянно менялась. Кроме рекламных блоков прямой эфир гармонично дополнялся своевременными прогнозами погоды. Интересное наблюдение... Вы когда-нибудь замечали, что женщины-ведущие этих выпусков более похожи своими манерами на стюардесс, а мужчины-ведущие преисполнены таким достоинством и многозначительной важностью, словно маги и волшебники, и только им одним открываются самые великие тайны мироздания. Наверное, сознательно они понижают тембр своего голоса, произнося слова вкрадчиво, словно приподнимая завесу неизвестности. И порой кажется, будто именно эти люди и творят погоду: словно от их взмаха руки над интерактивной картой и будет зависеть – грянет ли буря или станет струиться мягкий солнечный свет.

Теперь стало известно, что ураган снижает скорость и есть вероятность его превращения в тропический шторм. Если быть до конца честной, я не очень понимала разницу между эти двумя состояниями и что же в итоге на нас всё-таки движется. Маленькое круглое белое завихрение на карте, похожее на модельку галактики, чем бы оно ни оказалось на самом деле, по новым данным должно было достигнуть Нью-Йорка уже утром. В ближайшие два часа, а если быть точным, то до полуночи, предсказания менялись ещё несколько раз. Один новостной канал пророчил бурю в течении всего воскресного дня, другой – в первой половине, а третий – начиная с 5 часов, примерно сразу после полдника. Четвёртый - пошёл дальше и зловеще заговорил о некоем таинственном торнадо, который, вдруг откуда ни возьмись, тоже держал курс на город.

Я выключила телевизор. Бесконечный поток эмоций и слов начинал сбивать не так давно выровнявшееся дыхание. Мы потушили свет, но не спали. Я подошла к окну. Ночной город безмолвен. Его привычные звуки съедались яростным шипением, бурлением, клокотанием быстрых струй-рек дождевой воды, бегущих по всем улицам и яростно подпрыгивающим и наскакивающим на углы бордюров. На этот раз дождь не стал настойчиво и незвано барабанить в окна, наверное, его капли были настолько тяжелы, что не могли изменить своего направления ни под каким углом, даже повинуясь разыгравшемуся ветру. Перспектива ровных, перпендикулярных улиц терялась в густой темноте и влажные, словно масляные сквозь стену дождя, огни домов и фонарей превратились в размытые световые пятна, где-то лимонные, где-то ярко-оранжевые или алые, словно неосторожно расставленные кистью на иссине-черном холсте.

Ветер набирал силу! Он возвестил свой приход дрожанием оконных стекол. Мне почему-то всегда так жалко оконные рамы и стекла, словно они живые. Я вижу их осиротевшими и одинокими и даже самой себе не могу объяснить таких ассоциации. Но разве не беззащитны они перед лицом стихии, бури или даже простой непогоды? Как жалостливо они стонут под напором жестокого воздушного потока, словно умоляют его прекратить или хотя бы немного передохнуть. А он, лишь раззадориваясь больше и больше, налегает всей своей грудью с новой мощью. Из каких внутренних кладовых хрупкие стекла берут последние силы устоять? И в ту самую секунду, когда вот-вот уже, казалось бы их конец близок, ветер теряет к ним интерес и, как мальчишка-хулиган, с разбегу, раздувая щёки и скаля зубы, сверкая глазами, набекренив шапку на один глаз, врывается в густую зеленую и мокрую крону деревьев. Она встречает его оплеухами упругих веток и холодом сырой гладкой листвы, потому что лишь под тёплым летним дождем, под тем, который ласково называют грибным, листочки наполняются светом и любовью солнышка. Деревья, высокие и мудрые, стоят гордо, несокрушимо и своей невозмутимостью словно говорят: "Даже, если кому-то из нас сегодня и предстоит склонить голову и пасть – это будет смерть с честью до самого глубокого кончика корней". С деревьями ветер намного безжалостней, чем с окнами. Его раздражает их непокорность. Даже сгибая стволы самых молодых из них почти до земли, ветер негодует и свирепеет, как голодный волк. Деверья игнорируют его, хранят молчание и презирают как недостойного и нечестного противника. Тогда распалившись окончательно, он – потерявший рассудок неврастеник, начинает драть листву, что есть мочи, ломать самые хрупкие ветки и упираясь одной ногой в ствол выламывать те, что покрепче. Как и в мире людей подлость всегда имеет одну и ту же черту: сильный удар приходится на того, кто слабее. Старые-старые вековые деревья, могучие мудрецы, высокие с толстыми стволами, раскидистыми ветвями и глубокими бороздами коры, повидавшие многое – часто более ранимы, чем молодые и гибкие их собратья. Прохвост и мошенник ветер знает, что древние деревья хранят внутри себя слабость – их сердцевина, часто высохшая и трухлявая, лишает своего хозяина былого могущества, в ней некогда была заключена внутренняя сила дерева, и без сердцевины оно медленно погибает. Но ветер всё не унимается, он подкрадывается к спящим древесным старцам, ползёт, как гадюка, а затем –рывок! Безжалостное нападение – и он хватаясь свою жертву за мощные корни у самого основания, выдергивает их с землей и травой, обрывая и обламывая. Ведь корни старых деревьев тоже сильны лишь у основания, в глубине они подсохшие, местами, наоборот, гниющие и каждый день ослабевающие. Именно по этой причине на утро после ночной бури часто можно видеть и дивиться, как устояли более молодые деревца, а мощные и огромные – бесчувственно лежат поперек дорог или прислонившись к заборам.

Вымотавшись и обессилев, ветер ненадолго стихает. Большой город не самая благоприятная для него среда. Что может он здесь? Носиться по прямым улицам, то и дело натыкаясь на каменных великанов-небоскребов, которые даже и не подозревают о его существовании? В неистовом отчаянье он много раз бился об их стены, но безрезультатно. Всё, что он мог сейчас – это бесчинствовать в парках и скверах, где стены домов не защищают деревья, или разорять мусорные баки, которые в общем-то и сами были бы напрочь похулиганить, например, подложив заблудившемуся полночному прохожему под ногу фантик или банановую кожуру, а ещё лучше – метнуть смятую пластиковую бутылку или бросить мокрую грязную газету прямо в лицо. Но и этого было мало! Ветер не мог ощутить себя здесь полноправным хозяином и господином – лишь незваным и жалким гостем.

Поэтому скоро он направился туда, где ни камень, ни металл и ни стекло не смогут его остановить: низкие спальные районы – Бруклин, Квинс, Бронкс.

Постепенно привыкнув к шуму дождя и ветра, я крепко заснула.

*   *   *

Колокольня расположенной неподалеку католической церкви возвестила мягким звоном утренний час. Дождь перестал, ветра не было. Лишь грустное, уставшее серое небо. Завтрак сопровождался очередной порцией новостей и взволнованных тревожных разговоров по телефону с Олей, которая, не теряя самообладания, коротко подвела черту: "Свадьба будет! И будут дети!" Что означало курс только вперёд, и пусть даже целый мир обрушится на наши головы.

Всё вокруг было спокойно. Хотя с экранов телевизора продолжали ещё предсказывать надвигающуюся бурю, стало очевидно, что именно она этой ночью, видимо, скрываясь под покровом темноты, хозяйничала и стучалась в окна. Но я не была сильно удивлена. Как уже раньше многократно случалось в этом году – у природы свой график. Странная закономерность или случайные совпадения, но самые сильные дожди, грозы, снегопады и шквальные ветры происходили именно ночью. Так вышло и на сей раз.

Манхеттен – высокий, крепкий, из камня, металла и толстого стекла принял удар достойно. Он покорился лишь воде, но не ветру. Окрестным районам, куда ночью отправился раздосадованный и рассвирепевший ветер, пришлось по-настоящему непросто. Огромные малоэтажные пространства, тонкие крыши частных домиков, звонкие стекла – всё это настоящее раздолье для стихии. Сильнее всего пострадали деревья. Оборванные, уже подсыхающие листья и ветки валялись повсюду, как груды неубранного мусора. А некоторые кустарники, хоть и устояли, не смогли сразу оправиться. Они склонили свои тонкие веточки на одну сторону и вывернули листочки внутренней бархатистой поверхностью наружу. В этом было что-то неестественное и печально-унылое. Сердце болезненно сжалось внутри.

К четырем часам дня мы были готовы отправиться в один из торжественных залов Манхеттена, где собрались гости, которым ненастье не смогло помешать приехать на свадьбу. Кого-то из списка приглашенных не было, так как не все дороги открылись после урагана. Скромная церемония продолжилась недолгим изысканным сладким фуршетом и радостными беседами.

Вечером того же дня мы смогли вернуться в Бруклин. Наверное, никогда раньше ещё не было так прекрасно и волнительно оказаться дома.

*   *   *

Наступило утро нового дня... Ясное и в меру прохладное. Первое, что я увидела, открыв глаза, было голубое-голубое, совершенное, безупречное небо. Воздух, как непривычно для этого часа, наполняло неистовое и самозабвенное стрекотание кузнечиков. Такое сильное, что казалось, будто оно идет не только с улицы, но ото всюду, отражаясь от стен спальни, усиливаясь и переливаясь. Чувство светлой ностальгии охватило меня. Тёплые летние вечера в Подмосковье всегда проходят в сопровождении таких же долгих концертов. Миллионы маленьких трещоточек трещали без устали. Наверное, так они решили отпраздновать окончание бури, которая, возможно, оказалась более трагической для их мира, нежели для мира людей. Им хотелось выговориться за долгие, пропущенные двое суток вынужденной и тревожной тишины...

Комментарии

( 13 комментариев — Оставить комментарий )
durdema
7 сент, 2011 12:25 (UTC)
как же хорошо вы пишете))
sunsandy
7 сент, 2011 13:12 (UTC)
Спасибо огромное! :))
Мне очень-очень приятно...
hamamilya
7 сент, 2011 16:12 (UTC)
Прочитала последнюю часть полседьмого утра, но торопилась на работу и не успела сразу написать...

Весь день мысленно возвращаюсь к вашему тексту...
Одна из лучших произведений (не поднимается рука написать пост), которое я читала за последнее время (а читала я много)!!! Искреннее, настоящее, правдивое!!! Спасибо!

p.s. очень рада, что все благополучно завершилось :)
sunsandy
9 сент, 2011 07:46 (UTC)
Таня, спасибо Вам огромное! :))
Вот уже несколько дней Ваши теплые отзыва для меня как бальзам на душу -
очень поддерживаю и помогают мне.
Не могу выразить словами, как это важно для меня.
И простите, если перебарщиваю с эмоциональностью ответов.
hamamilya
9 сент, 2011 17:22 (UTC)
Ну что вы! мне безумно приятно читать ваши ответы :)
Вера, ваши работы и ваши тексты попали в самое сердце.

А меня все одолевали сомнения, что я слишком эмоционально и надоедливо выражаю своим чувства)
sunsandy
12 сент, 2011 22:06 (UTC)
:) спасибо еще раз...
Беда виртуального общения в том, что часто вообще не понятно, какие у человека эмоции.
И мне очень нравится, что когда Вы пишите мне, то всегда делаете это с чувством.
kate_seganova
8 сент, 2011 06:24 (UTC)
Верочка, спасибо большое за красочное описание, очень интересно и приятно читать... И за актуальность, у нас и половины информации не было...
sunsandy
9 сент, 2011 07:43 (UTC)
Катюша, спасибо тебе большое! :)
Так приятно, что самый мой постоянный читатель и зритель.
Мамук
11 сент, 2011 09:22 (UTC)
Взгляд из Москвы
Вера, прочла все четыре части. Впечатление от твоего рассказа не могу передать. Только несколько раз ловила себя на мысли: неужели это моя дочь так пишет?
Все дни урагана, особенно тот, последний, самый ожидаемо страшный, я не отходила от телевизора – смотрела новости по всем каналам. Иногда сообщения об урагане были одинаковы на всех каналах, иногда не обновлялись в течение нескольких часов.
Когда в Нью-Йорке было раннее утро, в Москве – уже полный день, а от тебя не было никаких известий – я почувствовала, что надо откуда-то добывать новые сведения, иначе просто сойду с ума. И тогда я переключилась на Интернет и вошла в сводку новостей погоды в Нью-Йорке на mail.ru. Я в буквальном смысле возопила, написав в разделе «Моя погода»: «Нью-Йоркцы! Кто уже проснулся! Как у вас дела? Отзовитесь.» И мне сразу же ответил человек по имени Леопольд, житель Нью-Йорка (кстати, его окна выходили на океан). Он в течение нескольких часов сообщал мне обстановку в городе, которая вовсе не была такой страшной, какой она представлялась мне отсюда, из Москвы. Как я ему благодарна!
Потом связь с тобой возобновилась и всё успокоилось.
semenushkahorow
20 сент, 2011 18:34 (UTC)

АААА! Как же я мог столько много пропустить? :О
Где я был! Сейчас наверстаю всё упущенное!
sunsandy
23 сент, 2011 05:40 (UTC)
Сама все время - тоже с большими опозданиями! ;)
semenushkahorow
20 сент, 2011 19:01 (UTC)
Ое, всё, прочёл от корки до корки!) Классно, правда!))
Очень понравилось :О
Всё же, безумно интересно читать об этих событиях изнутри, глазами участников происходящего, ну а тем более интересно, когда изложено таким вот красочным и богатым языком! Спасибо)
sunsandy
23 сент, 2011 05:39 (UTC)
Леша, спасибо большое! :)) Очень-очень приятно от твоих слов...
Всегда безумно радуюсь таким искренним откликам, как твои.
( 13 комментариев — Оставить комментарий )






Разделы блога


- Мои фотоработы
- Статьи по фотографии
- Прогулки по Нью-Йорку
- Для вдохновения
- Вопрос-ответ
- Библиотека фотографа




Привет! Меня зовут Вера. Я - портретный фотограф и автор этого блога. Он для всех, кто любит фотографию, ищет вдохновение и хочет узнать что-то новое о любимом занятии. Я всегда открыта для новых интересных знакомств и творческого сотрудничества. Пишите! =) photo@belyavskaya.com



Популярные статьи


- Самообразование фотографа: дорогу осилит идущий!
- Как я увлеклась фотографией...
- Фотография: Цветная или чёрно-белая
- 15 книг по фотографии



Личный Инстаграм



Творческий

Инстаграм




Интересно о
фотографии


- BigPicture. Новости в фотографиях

- Fototips.ru - Уроки и статьи о фотографии и обработке фото

- Photoindustria - статьи и уроки фотографии, школа фотографии, курсы и мастер-классы фотографов, обработка и ретушь фотографий

- Photographer.ru. Профессиональный ресурс о мировой фотографии

- ProPhotos. Журнал о фотографии и фототехнике №1

- ProPhotos.ru. Профессионально о фотографии

- RosPhoto.com. "Российское фото. Онлайн": признанные мастера, талантливые любители, школа фотографии

- ХЭ Фотожурнал. Крупнейшее в Рунете собрание статей о фотографии
Разработано LiveJournal.com